вторник, 24 октября 2017 г.

От Великой Хартии до Конституции России

В России номенклатурно-чиновническое государство делает ставку на обскурантистскую идеологию государственнического православия...

Владимир Багрянский

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В КОНСТИТУЦИИ РОССИИ

1. Истоки и суть современной концепции прав человека


Развёрнутым философским основанием принципов прав человека считаются прежде всего труды английского мыслителя Джона Локка (1632-1704). Но эти идеи коренятся ещё в культуре эллинизма: в демократии греческих полисов – правах граждан на изогорию (свободу слова для всех) и изономию (равенство всех перед законом), представления о которых были развиты затем философами-стоиками, а также в раннем, особенно гностическом христианстве – самой демократической религиозной философии всего Средиземноморья.
Позже, в средневековье, при участии гностико-христианского ордена Тамплиеров, в условиях кровавого мракобесия католической инквизиции (начавшейся на рубеже 12-13 веков), был создан и утверждён такой важный документ, как "Великая хартия вольностей"(1215). Она была вырвана английскими баронами у короля Иоанна Безземельного, став первым в Европе договором между абсолютной властью и обществом, охраняющим от произвола фундаментальные права и свободы его граждан.
Орден Тамплиеров – самый эзотеричный, самостоятельный и мощный из всех 12-ти рыцарских орденов Европы 11-14 веков – сыграл в развитии философии и практики прав человека особую роль. Будучи формально католическим, он тайно опирался на гностическую традицию раннего христианства, подавленную цезаре-папизмом Ватикана. Поэтому в Европе орден стоял у истоков идеи секулярностикак системы общественного устройства, в которой законом охраняется полная свобода совести и общественных объединений, а любая форма религии отделена от государства. Выстроив сеть межнациональной финансовой взаимопомощи, тамплиеры фактически создали современную банковскую систему, услугами которой пользовались короли, дворяне, церковь, купцы. Поэтому влияние ордена на европейских монархов и их вассалов, направленное на прекращение медждоусобиц и смягчение нравов, было огромным. Разгром ордена во Франции королём Филиппом 4-м окончательно привёл его государство к разложению и не спас династию от падения, однако не стал концом ордена.
Тамплиеры были тесно связаны с братствами мастеров-каменщиков (macons по-французски) – архитекторами и строителями знаменитых грандиозных замков и соборов средневековой Европы, Кавказа и даже иногда, как предполагают, Владимиро-Суздальской Руси. Права и большие свободы этих братств (которые в 14-м веке попытался ликвидировать во Франции тот же Филипп 4-й, поскольку многие из них руководились рыцарями ордена Тамплиеров) так же охранялись специальными законами. Поэтому их называли вольными(franc по-французски), то есть "франк-масонами".
Позже, под влиянием идей "Великой хартии вольностей", развитых английскими эзотериками и просветителями, были составлены первые декларации о правах человека: "Петиция о правах" (1628), усиливающая права парламента, и "Билль о правах" (1689) – результат "Славной Революции", на который по сей день опирается конституционное право Англии. В 1717 году два рыцаря ордена Тамплиеров, продолжавшего тайную деятельность в Европе, Азии, Африке и Америке, основали в Лондоне Великую Ложу Шотландского Ритуала, от которой пошло всё современное франк-масонство как внецерковное практическое осуществление христианской этики и духовности. Устав ложи был написан на основе уставов братств вольных мастеров-строителей храмов. Надо при этом заметить, что первоначальное масонство не было ни антиклерикальным, ни антимонархическим, но именно Ватикан объявил войну масонству, противопоставив его католицизму и исключив масонов из католической церкви (1).
Затем в Америке, в бывшей английской колонии Вирджинии появились "Декларация о правах Вирджинии" (1776) и "Декларация независимости США" (1776), а следом – "Конституция США" (1787), составленные английскими и американскими франк-масонами на основе христианской этики. Эти документы несомненно повлияли на аксиоматику "Декларации прав человека и гражданина" (1789) – первого христианского по духу секулярного манифеста мирового значения, рождённого Французской революцией и выводящего христианскую цивилизацию из замкнутого порочного круга церковных расколов и сектантских распрей (2). "Декларация о правах Вирджинии" (1776) была первым документом конституционного типа, в котором излагалась концепция прав человека в качестве "самоочевидной" истины, "что все люди созданы равными и наделены Творцом определенными неотчуждаемыми правами, что к ним относится жизнь, свобода и стремление к счастью, что для обеспечения прав среди людей учреждаются государства, черпающие свои разумные полномочия в согласии управляемых". С тех пор понятие "права человека" прочно вошло в философскую и юридическую терминологию. Но следующий такого же значения документ – первые 10 поправок к Конституции США, или "Билль о правах" (1791), – уже был написан под влиянием Декларации Французской революции 1789 года. Так родилась современная демократия Запада.
Особое место среди этих документов французской "Декларации прав человека и гражданина" обусловлено тем, что в ней было чётко и лаконично раскрыто содержание прав человека, объявленных "естественными, неотъемлемыми и священными". Этим подчеркнута ценность человеческой личности, исходя из которой определялась служебная роль государства в гражданском обществе. Принятая Генеральной Ассамблеей ООН после катастрофы Второй мировой войны "Всеобщая декларация прав человека" (1948) –фундаментальная для всей христианской цивилизации внецерковная этическая концепция – является дочерней от манифестов о правах человека французских и американских франк-масонов 18-го века (3).

2. Права человека в конституциях России

В России эти идеи были неразвиты, хотя духовное масонство существовало в стране тоже с 18-го века, периодически преследуемое. Накануне и в ходе революции 1917 года концепции прав человека серьёзно обсуждались, в частности – группой юристов, историков и философов вокруг журнала "Народоправство" (4). Но ни Дума между революциями 1905 и 1917 годов, ни Временное правительство после падения монархии в феврале 1917-го не справились с задачей выработать соответственную новую Конституцию России и принять необходимые декреты.
Эту инициативу перехватили большевики. Однако их Декрет об отделении церкви от государства, как и два других из первых, принёсших им популярность, оказались фикцией – обманом общества. На полное уничтожение гражданского общества в СССР большевикам потребовалось 18 лет (1918-1937). Права человека были раздавлены в России катком большевистского террора, а само понятие о них выкорчевано из культуры – путём подмены их "правами трудящихся", которые якобы защищает партия большевиков. В этой идеологии все подвиды "буржуазии" и её "агентов" были исключены из обладающего правами человечества – им оставлялось только "право" на уничтожение или принудительный "труд" в концлагере.
Но так "ленинская" (1924), "сталинская" (1936) и "брежневская" (1977) конституции СССР были вынуждены продолжать говорить хотя бы о "правах трудящихся". Как советская власть уничтожала возродившееся движение за права человека в СССР 1960-80-х годов, включая требование к власти "соблюдать собственную конституцию", думаю, всем на этом форуме памятно или по крайней мере известно. Будучи спонтанным и самостоятельным, это движение обогатило западную философию прав человека и практику борьбы за них особым – советским опытом противостояния современному технократическому тоталитаризму.
Тем не менее, участвуя после Второй мировой войны в работе ООН, партийная власть СССР подписала "Всеобщую декларацию прав человека". Поэтому, будучи всегда зависима от отношения западного общества к этому кардинальному вопросу демократии, с середины 1980-х власть стала частично заменять тюрьмы и насилие по отношению к правозащитникам сотрудничеством своих агентов в "правозащитных" регалиях с государственными органами. Классический экстремальный пример – карьера Глеба Павловского, ставшего в 1982 году из преследуемого инакомыслящего руконеподаваемым в правозащитных кругах творцом проекта симфонии диссидентов с "просвещённым" КГБ.
Сегодня это номенклатурно-чиновническое государство делает ставку на обскурантистскую идеологию государственнического православия РПЦ, являющейся последовательной противницей самой концепции прав человека. Хотя так не было всегда. Изначально в православии существовали разные течения мысли. Поэтому падение монархии в России у многих православных пробудило надежды на перемены к лучшему. Оно позволило, наконец, созвать первый Всероссийский церковный Собор 1917 года с выборами Патриарха, то есть сделать шаг от теократического государства, которым по сути являлась Российская империя.
Но, едва освободившаяся в 1917 году от государственной опеки, православная церковь оказалась расколота большевиками, частично истреблена, а остатки её – снова полностью подчинены государственной власти. Все, кто отказывался от сервильности агрессивно-атеистической советской власти, уничтожались или подвергались репрессиям (это не обошло в СССР, естественно, ни католиков, ни протестантов, ни верующих других исповеданий). Причём, кроме сопротивления православной церкви большевистскому террору, известно движение "обновленцев" РПЦ, сотрудничавших с ВЧК – с насилующими народ большевиками, окончательно оформленное в полностью подчинённую Сталину и НКВД иерархию Московской Патриархии 1945 года (5).
Ставшая фактически отделом ЦК и КГБ, эта Московская Патриархия в 1990-х годах сделала всё, чтобы секулярность как принцип полной свободы совести в России не была законодательно утверждена даже в 21-м веке, а также всё для слияния структур РПЦ с государством – с его армией и репрессивной системой МВД-ФСБ. После этого не приходится удивляться ни оборудованной на Лубянке церкви, ни "православным святым покровителям" ракетно-космических войск, МВД и ФСБ, ни ТВ-молениям президента Путина (6).
В российском православном богословии появилось целое течение (Андрей Кураев, Вадим Лурье и др.), оправдывающее насилие власти и покорность ему верующих даже в метафизическом плане – как, якобы, "суть" христианства. Христианская любовь подменяется "порядком" как послушанием власти, особенно когда она претендует называться "православной". При этом новорусские теологи берутся "прощать" и исправлять "гуманистические заблуждения" тем христианским святым, которых невозможно исключить из православного пантеона и катехизиса. Таково в их толковании, например, учение Св.Григория Нисского об апокастазисе – "конечном восстановлении всего, что испорчено грехом", то есть о спасении Христом всех грешников, демонов и даже самого Дьявола. По новорусскому богословию, у Христа нет такой силы – она есть только у РПЦ. А муки непослушных церковной власти "грешников" – вечны, как у бесов и дьявола:
"...Западной гуманистической цивилизации свойственно... возвеличивание человеческой свободы на земле – аналогичное тому, что возникает в системе св.Григория, но заводящее гораздо дальше. Оно ярко проявилось в антипапистском пафосе Реформации, но его классическим доктринальным выражением стала в 18-м веке “Декларация прав человека и гражданина“... Итак, или свобода существует только в земном, и тогда человеку, чтобы не уравняться с бессловесными тварями, существенно необходимо её ограждать разными "правами человека" и иными достижениями гуманистической цивилизации; или, как учит Церковь, свобода человека столь велика, что прямо открывает ему Царство Небесное, – но тогда есть и вечность мучений, и много ограничений свободы на земле, где люди у Бога на положении ребёнка в семье..." (7, с.170-171).
Итак, "небесная" свобода человека "столь велика", что на земле она ему просто не нужна, а нужно послушание власти. Божий мир превращён в беспощадный вселенский ГУЛАГ с двумя зонами: одной для избранных "послушников" в окружении ангельского пения (лагерная "квч"), другой – "вечно осуждённых" на карцер опущенных (вспомним термин сталинской "юстиции" – "вечная ссылка"). Богу в этакой "православной картине мира" отведена роль вселенского лагерного кума, "священноначалию" РПЦ – лагерных "сук", дежурящих по баракам, а Христос из эона бесконечной любви и величайшего милосердия, из надежды и пути народа, превращён в злобного божка людоедского племени, ждущего часа страшной апокалиптической мести за непослушание всех "соблазнившихся". Роль же Сатаны отведена "соблазнителю" Западу с его ценностями индивидуальной свободы и социального гуманизма, воплощёнными в "Декларации прав человека и гражданина".
Все подобные, не выдерживающие даже поверхностной философской критики построения "богословия божественной мести" делаются ради одного – главный вывод из них теолога звучит до неприличия просто: "...в православном государстве всё строится на принуждении, смягчаемом лишь самим характером Православия, а вовсе не гарантиями прав личности..." (7, с.171).
Эти суждения – отнюдь не оговорки у В.М. Лурье (иеромонаха Григория). Вот, например, лишь фрагмент его интернетной дискуссии с русскими нацистами, занятыми апологетикой убийства (19 июня 2004 года) Николая Гиренко – русского ученого-африканиста, старшего научного сотрудника Института антропологии и этнографии им.Петра Великого (Санкт-Петербург), правозащитника и ведущего в России эксперта по проблемам межнациональных отношений: "Vlad Cepesh: Изнасилование и убийство – это еще мелкий грех по сравнению с "правозащитой", которая есть подведение теоретической базы под изнасилования и убийства, в данном случае, русских, христиан... – Вадим Лурье: Правозащита – это плохо, да. Но не причина для вынесения окончательного суждения о человеке... Прощать надо даже и Божьих врагов... Другое дело, что прощение не должно мешать правильному с ними обращению, которое иногда предполагает их уничтожение..." (8).
И это – не просто личное мнение Лурье: 19 июля 2004 года осуждение российских правозащитников официально озвучил руководитель ОВЦС МП РПЦ митрополит Кирилл, обвинив их в "нелюбви к России"... Что ж, если РПЦ как религиозная организация сделал такой выбор, то предоставим этим духовно мёртвым самим "хоронить своих мертвецов".
В целом русское православие идейно и политически смыкается с агрессивной идеологией и практикой исламизма. Это путь от православия к "православизму", если провести аналогию с превращением ислама в идеологию "исламизма" у мусульманских "большевиков". Перед нами – тоталитарная идеология большевизма не в мусульманской, а уже в православной упаковке.
3. Необходимость поправок в действующей Конституции России
Политический заказ такой клерикальной "метафизики" и вытекающей из неё социальной практики очевиден и цели его понятны. В постсоветской России идёт создание "государственного русобожия": последовательное противопоставление русского язычества и православия – всему христианству в его естественной многоликости, а "Российского Православного Государства" – всей христианской цивилизации.
По-существу, речь идёт о полном и откровенном отказе российского государства от ценностей христианской культуры, а именно – от христианства как религии любви и ненасилия. Показательно, что с начала 1990-х годов номенклатурные идеологи настойчиво говорят о "необходимости пересмотра" западной концепции прав человека, как "слишком расширенной" и "устаревшей". Им вторят многие националисты. Это путь пост-советской империи к откровенному злу в её внешней и внутренней политике (9).
Но базируется ли сама сегодняшняя "ельцинская" Конституция России на концепции прав человека – христианской по своей основе и сути – в той же мере, что и Основные законы западных демократий США и Европы? К сожалению – нет, и в этом – корень всей порочности общественной системы в России. Ибо отсюда вытекают все проблемы неравноправного взаимодействия общества и власти. Действующая Конституция РФ оказалась неспособна исключить такой путь развития власти в российском обществе, который за одно десятилетие привёл страну к становлению государства национал-имперского толка.
Если Конституция РФ и нуждается сегодня в поправках, то, конечно же, не в укрепляющих абсолютизм президентской власти, но в расширяющих и углубляющих именно защиту прав человека в этом Основном законе.

Оригинал текста www.facebook.com

Источники

____________________________


  1. Histoire des religions, vol.II : La formation des religions universelles et les religions de salut dans le mond Mediterraneen et le Proche-Orient, les religions constituees en Occident et leur contre-courants, sous la direction d'Henrie-Charles Puech, Paris: Gallimard, 1973 ; Alain Demurger – Chevaliers du Christ : Les Ordres religieux-militaires au Moyen Age, 11e–16e siecle, Paris: Seuil, 2002 ; Maillard de Chambure –Regles et statuts secrets des Templiers, Precedes de l'Histoire de l’etablissement, de la destruction et de la continuation moderne de l'Ordre du Temple (1840), reimpression: Narbonne (France): Editions Baudry, 2003 ; Jean-Pierre Bayard – L’esprit du Campagnonnage : Histoire, tradition, ethique et valeurs morales, actualite, St.Jean-de-Braye (France): ed.Dangles, 1994 ; Jules Piquet – Des banquiers au Moyen Age : Les Templiers, études de leurs opérations financières, Paris: éd.Hachette, 1939 ; Michael Baigent, Richard Leigh – The Temple and the Loge, London: Jonathan Cape Ltd, 1989, на рус.яз.: Майкл Беджент, Ричард Ли – Храм и Ложа : От тамплиеров до масонов (ИсторияОрдена от 1307 года до наших дней), Москва: ЭКСМО, 2004 ; Max Heindel – Franc-Maconnerie et Catholicisme : Leur origins lointaines, ed.revue, corrigee et completee, Aubenas (France): La Maison Rosicrucienne – Editeur St-Michel-de-Boulogne, 1987 ; Pеre Jose A.Ferrer-Benimeli – Les archives secretes du Vatican et la Franc-Maconnerie : Histoire d’une condamnation pontificale, Paris: Dervy Livres, 1989 ; Partick Nеgrier – Textes fondateurs de la Tradition maconnique, 1390-1760, Paris: Bernard Grasset, 1995.
  2. Пётр Кропоткин – Великая французская революция 1789-1793 гг (1909), Москва: Наука, 1979 ; Serge Hutin – La Franc-Maconnerie etla Rеvolution Francaise, Paris: еd.du Marais, 1989 ; Bernard Fay – La Franc-Maconnerie et la rеvolution intellectuelle du 18-e siеcle, Paris:La Librairie Franceaise, 1961 ; C.A.Loosli – Les sociеtе secrеtes et la dеmocratie suisse, Berne: Soc.d'еditions des oeuvres de C.A.Loosli, 1936 ; Leo Campion – Les Anarchistes dans la Franc-Maconnerie, ou Les maillons libertaires de la Chaine d'Union, Marseille (France): ed.Culture et Liberte, 1969 ; Pierre Chevallier – Histoire de la Franc-Maconnerie francaise : La Maconnerie missionnaire du Liberalisme, Paris: ed.Fayard, 1974 ; Andre Chedel – Pour un humanisme laic, Neuchаtel (Suisse): ed.H.Messeiller, 1963 ; Andre Chedel – Vers un humanisme cosmique, Geneve: ed.Perret-Gentil, 1964 ; Andre Chedel – Vers l'Universalite : Un itineraire de l'humanisme contemporain, Neuchatel (Suisse): ed.H.Messeiller, 1967.
  3. Декларация прав человека и гражданина, в кн.: "Французская Республика : Конституция и законодательные акты", Москва: Прогресс, 1989, с.26-29 ; Американские федералисты : Гамильтон, Мэдисон, Джей. Декларация независмости, Статьи Конфедерации, Конституция США, Бенсон (Вермонт, США): Chalidze Publication, 1990 ; Forrest McDonald – Novus Ordo Seclorum : TheIntellectual Origins of the Constitution, Lawrence (KS): University Press of Kansas, 1985 ; Всеобщая декларация прав человека, в кн.:"Действующее международное право", в 2-х тт, т.2, Москва: МИД РФ, Московский независимый институт международного права, 1996 ; Moses Moskowitz – Human Rights and World Order : The Struggle for Human Rights in the United Nations, New York: Oceana PublicationsInc, 1958 ; Maurice Cranston – What are Human Rights? New York: Basic Books, 1962, на рус.яз: Морис Крэнстон – Права человека : Документы о правах человека, Paris: Editions de la Seine, 1975.
  4. 500 лет гнозиса в Европе : Гностическая традиция в печатных и рукописных книгах, Москва – Санкт-Петербург – Amsterdam: Inde Pelikaan, 1993 ; Павел Милюков – Значение масонства в истории общественного развития России, изд. 2-е, доп., Москва: Тип.Лисснера и Собко, 1913 ; Письма Н.И.Новикова, сост.и комм. А.И.Серкова, СПб.: Изд.им.Н.И.Новикова, 1994 ; Иван Лопухин –Масонские труды : Духовные труды ; Некоторые черты о внутренней Церкви, Москва: Алтейа, 1997 ; Татьяна Бакунина-Осоргина – Русские вольные каменщики, Париж: Свеча, 1934 ; Т.А.Бакунина-Осоргина – Знаменитые русские масоны, Париж: Свеча, 1935 ;Андрей Серков – Русское масонство, 1731-2000 годы : Энциклопедический словарь, Москва: РОСПЭН, 2001 ; Борис Вышеславцев –Гарантии прав гражданина, Москва, 1917.
  5. Джемс В.Каннингем – С надеждой на собор : Русское религиозное пробуждение начала века, Лондон: ОРI, 1990 ; Лев Регельсон –Трагедия Русской Церкви (1917-1945), Париж: YMCA-Press, 1977 ; Архивы Кремля : Политбюро и церковь, 1922-1925 годы, сост. Н.Н.Покровский и С.Г.Петров, в 2-х томах, Москва – Новосибирск: Сибирский хронограф – РОССПЭН, 1997, 1998 ; Станислав Петров –Документы делопроизводства Политбюро ЦК РКП(б) как источник по истории русской церкви 1921-1925 годов, отв.ред. акад.РАН Н.Н.Покровский, Москва: РОСПЭН, 2004.
  6. Георгий Эдельштейн (свящ.) – Из записок советского священника, в кн.: "На пути к свободе совести", Сб.ст., Москва: Прогресс, 1989, с.240-264 ; Сергей Аверинцев – Русское православие переломных времён, "Церковно-общественный вестник", N°3, 14 ноября 1996, прил.газ. "Русская мысль" (Париж), N° 4197 ; Игумен Иннокентий (Павлов) – Узаконенное беззаконие, "Церковно-общественный вестник" (Париж), N°24, 2 октября 1997 ; свящ.Георгий Эдельштейн – О патрийной принадлежности апостола Павла, "Русская мысль" (Париж), N° 4195, 5 ноября 1997, с.17 ; Георгий Эдельштейн – "Оба намного хуже" (письмо президенту РФ Владимиру Путину), "Московские новости", N°24, 1 июля 2003 ; Юрий Васильев – "Православие uber alles" (только на сайте "Московских новостей") ; Юрий Соломонов – Империя идёт ко злу : Веру нам тоже будут назначать сверху, а не свыше? "Новая газета", N°70, 23 сентября 2004 ; Глеб Якунин – Исторический путь православного талибанства (Москва: Электронная библиотека "Вехи", 2002.
  7. Вадим Лурье (иеромонах Григорий) – Послесловие, в кн.: Святой Григорий Нисский – Об устроении человека, пер. В.М.Лурье, СПб.:Axioma – Мифрил, 1995, с.147-174.
  8. Обсуждение убийства Николая Михайловича Гиренко : vlad_cepesh 2004-06-22, 05:27 ; hgr (Иеромонах Григорий – В.М.Лурье) 2004-06-22, 05:42.
  9. Александр Водолазов – Лубянка бессмертна? "Русская мысль" (Париж), N°4250, 17.12.1998, с.24 ; А.Водолазов – "Русский марксист" Андропов и правозащитники, "Русская мысль", N°4276, 1.07.1999 ; А.Водолазов – Старые грабли как инструмент "нового" государственного строительства, "Русская мысль", N°4252, 7.01.1999 ; Рецидивисты, или в стране невыченных уроков истории, "Русская мысль", N°4257, 11.02.1999 ;
  10. См.также: Дмитрий Юрьев – Коммунистический нацизм : Oт науки ненависти к практике злодейства, "Русская мысль" (Париж), N°4247, 26.11.1995, с.1, 6-7, 24 ; Михаил Агурский – Идеология национал-большевизма, Париж: YMCA-Press, 1980 ; Уолтер Лакёр –Чёрная сотня : Происхождение фашизма в России, Moсква: Текст, 1994, оригинал: Walter Laqueur – Black Hundred : The Rise of theExtreme Right in Russia, Washington (DC): Problems of the Eastern Europe, 1993 ; Александр Верховский, Владимир Прибыловский, Екатерина Михайловская – Национализм и ксенофобия в российском обществе, Москва: ООО Панорама, 1998 ; Александр Солженицын – Россия в обвале, Москва: Русский путь, 1998, с.150-158.